MUDr.Владивосток Тузар

10 лет опыта работы в контролируемой седации

Я хочу заказать
ваш рейтинг no comments

 10 лет опыта работы в контролируемой седации в стоматологии

Посещение стоматологической клиники и сама стоматологическая помощь очень напряженная не только для нескольких человек. Если вы слышите разговор между пациентами и стоматологами, почти всегда возникает во время разговора с озабоченностями, выраженными в той или иной степени. Умеренная степень озабоченности является совершенно естественным явлением и является результатом некоторых раздражающих аспектов даже очень нежного стоматологического обследования и лечения. Значительный или непреодолимый страх посещения стоматологической практики является менее частым, но не исключительным.

Затем мы говорим о подавляющем большинстве случаев стоматологического лечения, и такие люди обычно не посещают стоматолога на регулярной основе, а только для острой боли и на последних стадиях разрушения зубов. Вот и сам стоматолог. При надлежащем подходе к такому пациенту, состоящем из комбинации надлежащего психологического функционирования с дружественной и подходящей фармакологической премедикацией, он может избавить от значительной части ненужных забот пациентов и выгод от них в основном благодарных и постоянных клиентов.

Если даже этот подход упущен, а фобический пациент по-прежнему отказывается от предложенного сотрудничества, здесь рассматриваются еще два возможных решения. Первое — отправить пациента с непревзойденной фобией в клинику, где в сотрудничестве с отделом анестезии будут переработаны зубы под общей анестезией. Обычная анестезия, обычно предоставляемая на стоматологических рабочих местах больничного типа, представляет собой классическую «анестезию» с частой фиксацией дыхательных путей путем назатрахеальной интубации, предшествующей нервно-мышечной блокаде (мышечной релаксации) с контролируемой вентиляцией и, как правило, требуется как минимум два дня госпитализации.

На практике приходит факт длительных сроков, что для пациента с непревзойденной фобией и острой болью является очень ограничивающим фактором. Второй вариант зависит от определенных условий (см. Ниже) для выполнения стоматологических процедур в рамках так называемой анальгезации (или только седации) в сотрудничестве с врачом-анестезиологом. Этот седативный эффект проводится в кабинете стоматолога и не требует от стоматолога специального оборудования или обучения. Мы говорим о простом успокоении, если для психовегетативного отвлечения больного используется только успокоительное средство, то анальгезия — это комбинация болеутоляющих средств и соответствующих седативных средств.

Десятилетний опыт применения контролируемых анальгезаций на практике у стоматологов и стоматологов подтверждает, что этот метод является очень безопасным, легким и очень приветствуемым пациентами. Целью этой информации является не подробное ознакомление стоматолога с фармакологией употребляемых препаратов, больше внимания уделяется описанию седативного эффекта, правильному указанию и подчеркиванию преимуществ этого метода, так что также побеждали нерешительные или скептически настроенные стоматологи ‘T стесняйтесь использовать этот метод в будущем, чтобы повысить престиж своей стоматологической практики.

Понятно, что неотъемлемая страница анало гизации — финансовая проблема. Непревзойденная фобия не является болезнью, а лечение зубов под общей анестезией до 1990 года всегда означало необходимость посещения пациента врачом-психиатром, который был уполномочен рекомендовать общую анестезию, и указать это вместе с дантистом. Ни одна из компаний медицинского страхования в стране или даже в мире не занимается анальгезацией.

Таким образом, контролируемый седативный эффект, осуществляемый для прямой оплаты пациентом, и сумма — это вопрос согласия между пациентом и анестезиологом. Однако, если стоматологический статус заставляет человека с непревзойденной фобией стоматологического лечения согласиться на выполнение контролируемого седативного эффекта, финансы не играют такой значительной роли.

Периодическая премедикация

Можно эффективно успокоить пациентов с тревожностью до лечения комбинацией психологического воздействия и пероральной премедикации. В качестве премедикации рекомендуется Мидазолам (Dormicum Roche®). После перорального применения Мидазолам быстро и полностью всасывается. Устные биодоступность составляет 65%. Максим

«Незаконный» ребенок в хирургии

Это, безусловно, знакомо: ребенок в возрасте от двух до шести лет и необходимость в раннем лечении кариеса или даже удаление молочных зубов. После многого убеждения со стороны мамы ребенок сидит на стуле, мой рот плотно сжат, скептически, иногда враждебно, часто громко плачет и кричит. Стоматолог объясняет убедительным голосом, успокаивает, обещает награды или едет на стуле вверх и вниз, все при существенной поддержке словесных угроз матери и отца. Драгоценное время проходит без осмотра ребенка, а тем более для лечения! После исчерпания обещаний, убеждений и угроз ребенок не лечится, обычно плачет, подчеркивает. Родители обещают уговорить ребенка дома, и что в следующий раз это определенно будет хорошо! Но опытный дантист знает, что в следующий раз это будет тот же самый сценарий, поэтому родители уходят из офиса с рекомендацией в ближайшую клинику с заверениями, что «там они могут как-то с ним работать».

Существует возможность периодической премедикации. Перед лечением ребенку дается доза лечения по ложке орально, чаще всего мидазолам. Если ребенок не будет сплюнуть дозу, а сглотнет, вы волнуетесь, что через полчаса можно будет спокойно лечить ребенка. Но часто к сожалению обещанная седация не работает, ребенок счастливо бегает по комнате ожидания, и мама начинает бросать подозрительные взгляды.

Есть несколько советов о том, как справиться с пациентом, который отказывается сотрудничать, — от психологической подготовки специалиста к серьезному насилию. Стоматолог может использовать на практике популярный мидазолам. Во многих ситуациях это очень полезный помощник. Однако для этого требуется индивидуальная дозировка, иногда превышающая рекомендуемый предел, который стоматолог обычно не хочет рисковать. Стоматологическая практика, которая сотрудничает с анестезиологом, может предложить лечение при седативном эффекте. Но многие анестезиологи установили в качестве условия для подачи седации предел возраста ребенка в возрасте шести лет. Но как насчет детей дошкольного возраста? Несомненно, они нуждаются в лечении. Как это можно сделать, не создавая пожизненную фобию?

Как анестезиолог я, конечно, могу предложить единственное надежное решение — лечение при глубокой внутривенной седации. Я долго искал подходящий способ, как подать седативный эффект в стоматологической хирургии, не оставаясь в больнице, что обеспечивает стоматологу необходимое спокойствие на работе — успокоенный ребенок, постоянно открытый рот, уменьшенная секреция слюны (ребенок плачет перед Как правило, имеет значительную секрецию слюны и слизи, вытекающей из полости носа в глотку).

Классическое «контролируемое сознательное успокоение» не подходит для маленьких детей. Для достижения требуемого ослабления необходимо было бы давать очень высокие дозы бензодиазепинов. Проблемой может быть также последующее антагонизирующее действие наиболее часто используемого мидазолама-специфического антагониста флумазенилема.

После нескольких лет опыта использования внутривенного анестетика пропофола для седации у взрослых я начал использовать подобный метод седации у детей.

Пропофол — очень безопасный короткий общий наркоз с быстрым началом, приблизительно в течение 10-30 секунд. Продолжительность анестезии после однократной дозы зависит от метаболизма и элиминации и составляет около 4-6 минут. При повторном введении или непрерывной инфузии не наблюдалось никакого значительного накопления.

После индукции анестезии может возникнуть временная брадикардия и гипотония, вызванные угнетением симпатической активности, но через короткое время гемодинамика возвращается в норму. Пропофол можно безопасно назначать в возрасте от одного года, а противопоказания — редкая гиперчувствительность к пропофолу или другим ингредиентам продукта (соевое масло, яичный лецитин, глицерин, олеиновая кислота).

Благодаря экспертам, хорошо управляемым медиа-кампаниям, многие родители понимают, что регулярные посещения стоматолога начинаются с возраста двухлетнего ребенка. В немалом проценте детей это седация в стоматологической практике, даже требуемая родителями. Оказывается, родители готовы пройти даже долгий путь к стоматологической практике, где ребенку предлагается седативное лечение.

Если меня пригласят представить ребенка с седативным эффектом, все происходит стандартным образом, установленным на профессиональном уровне. Исходная информация о лечении седативного эффекта получают родители от дантиста, который выдаст им информационный лист и аннексиологию анкеты. Оно также включает информированное согласие родителя или опекуна. Есть подробные инструкции. Если это требуется по состоянию здоровья ребенка, мы согласовываем с родителями степень предоперационной оценки. Мы определяем необходимый период голодания до лечения — 5 часов в случае твердой пищи, жидкости в течение 3 часов. Родителей обычно просят продолжить лечение любимого напитка ребенка, к которому затем добавляется премедикация. Кроме того, они должны знать точный вес своего ребенка. Мы встречаем родителей и ребенка в приемной дантиста за 30 минут до назначенного времени лечения. Основываясь на весе молодого пациента, я готовлю премедикацию, которая затем дается либо шприцем непосредственно в рот ребенка, либо с небольшим количеством напитка.

Я использую премедикацию, которая должна успокоить неконтролируемого ребенка, доказанного мидазолама в дозе 1 мг / 5 кг массы тела. Мидазолам сам по себе не может обеспечить необходимое ослабление ребенка, и последующий венозный доступ в руку, вероятно, пошел бы очень резко. В больницах эффект мидазолама потенцирует опиоидом (петидин), но только у детей весом более 20 кг. Ранее Валорон был популярным ингредиентом для мидазолама, но больше не доступен. Без ответа на клинический опыт я не употребляю опиоиды даже в премедикации. Я предпочитаю использовать проверенный кетамин. Этот диссоциативный общий анестетик используется для полной анестезии на многих рабочих местах только спорадически. Сегодня под общей анестезией можно провести множество других подходящих продуктов. Однако при пероральном премедикации с мидазоламом мне кажется, что использование кетамина является высококонкурентным. При дозе 5 мг на килограмм массы тела наряду с мидазоламом рекомендуемая доза в большинстве случаев обеспечивает необходимое ослабление — ребенок спит, а не против, все еще дышит, кровообращение остается полностью стабильным. Нистагм присутствует, но я никогда не замечал увеличения мышечного тонуса. Родителям рекомендуется держать ребенка на руках и не беспокоить его.

После присоединения к эффекту премедикации в клинику приходит родитель с ребенком. Согласно индивидуальной стоматологической хирургии я либо позволяю ребенку сидеть на родителях, либо помещаю ребенка в кресло, готовое в положении лежа на спине. Родитель в соответствии с дантистом остается на протяжении всей процедуры в офисе, или его просят подождать после «усыпления» ребенка в приемной.

Затем наступает этап венозного доступа на руку ребенка. Я всегда прошу родителей о их присутствии. Они помогают успокоить ребенка, который естественным образом реагирует на болезненную пункцию. Я заверяю родителей в антероградной амнезии, вызванной премедикацией мидазолама. Ребенок обычно только указывает на сопротивление, но очень хлипкий.

После обеспечения внутривенного введения седативного вещества я начинаю введение атропина 0,1 мг / 10 кг массы тела. Причина — уменьшенная секреция слюны во рту и слизи в дыхательных путях. Я соединяю ребенка с пульсовым оксиметром и медленно добавляю пропофол в дозе 1-2 мг / кг массы тела. Я всегда доставляю кислород через кислородные «носовые очки» в дозе 1-2 л / мин. После глубокого сна я гарантирую непрерывный открытый рот ребенка пластиковым блоком.

Хотя после этой дозы защитный кашлевой рефлекс очень хорошо различим, мы стараемся тщательно всасывать охлаждающую воду и вставлять тампонаду между языком и твердым нёбом, чтобы свести к минимуму риск проникновения воды в гипофаринкс с последующим кашлем. Во время экстракции желательно выполнять обычную местную анестезию. Тщательно пополненным образом я назначаю пропофол на протяжении всего лечения. Максимальное время лечения — 2 часа. Но большинство процедур занимает гораздо меньше времени. Если ребенок сидит на стуле сам по себе, я помогаю обеспечить положение головы, возможно, я улучшу проходимость дыхательных путей, слегка наклонив голову назад, особенно если дантист работает в нижней челюсти.

Если ребенок сидит на родителе, то информированный защищает положение головы ребенка.

После окончания лечения я даю возможность пропофолу свободно падать. Этот анестетик не имеет специфического антагониста. Пробуждение в основном связано с ранее поданной премедикацией постепенной и длится 20-30 минут. К тому времени родитель уже сидит с ребенком в приемной, и там я продолжаю следить за насыщенностью и пульсом с помощью устройства. Я оставляю внутривенную канюлю до первых признаков пробуждения ребенка. По прошествии времени я удаляю его, и при тщательном сжатии стараюсь, чтобы место инъекции было наименее заметным. После быстрого пробуждения ребенка я удаляю компрессию из места инъекции. Ребенок часто не узнает, где вводилась внутривенная канюля.

Очевидно, я должен быть готов ответить на возможное внезапное возникновение осложнений, и поэтому я всегда со всем необходимым для решения неотложных состояний взрослого и педиатрического пациента.

После полного осознания я рассказываю родителям ребенка, как они будут относиться к пациенту в ближайшие несколько часов, когда они смогут подать первую пищу и выпить. Я подчеркиваю приоритет предотвращения самоповреждения ребенка — не позволять бежать дико, лучше взять машину и выйти из машины. Родители получат запись об анестезии с указанием общей дозы вводимого анестетика, включая премедикацию. Я подчеркиваю возможность телефонных консультаций, когда это необходимо, мой номер телефона указан в записи об анестезии. Когда ребенок бодрствует, полностью вентиляция и циркуляция стабилизируются, что соответствует простым задачам, я смею родителей оставить с ребенком стоматологическую практику. Всегда настаивайте на поездке на автомобиле. Я предупрежу родителей о том, что полная компенсация действия займет несколько часов, и в это время ребенку нужно особое внимание. Недопустимо немедленно помещать ребенка в детский сад или школу и оставлять без присмотра.

Плата за администрирование анестезии заставляет родителей вернуться домой. Лечение не покрывается государственным медицинским страхованием. Несколько родителей попытались договориться о возмещении расходов на медицинское страхование за лечение седативного эффекта во время лечения зубов, но их просьба всегда лишалась медицинского страхования.

Оказывается, этот способ овладения «неизлечимыми» детскими пациентами связан с приемлемым уровнем риска, надежностью и финансовой доступностью. До сих пор я не видел случаев серьезных осложнений, для которых лечение не могло быть завершено. Несмотря на случайный отказ от канюлирования системы вен на руке ребенка, она не оставляет у ребенка премедикации, вызванной амнезией, какого-либо негативного отношения к лечению. Состояние настроения сразу после пробуждения ребенка различно — от досады после веселья. Это относится к восприятию изменений в полости рта и, конечно, они модифицируются затухающими анестетиками. За исключением одного случая, седация ребенка всегда очень ценилась родителями и часто требовалась неоднократно при последующих посещениях стоматолога с необходимостью стоматологического лечения ребенка.

специализация

MUDr. Vladivoj Tuzar pracuje v DENT MEDICO v Praze 8 — Karlín i na klinice v Praze 4 — Chodov

оценка

Mark the stars
послать